На главную Карта сайта Написать письмо
Главная/Виндельбанд/Виндельбанд
АНТИЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ
Аристотель
Сократ
Платон
СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯ
Аврелий Августин
Фома Аквинский
ФИЛОСОФИЯ ВОЗРОЖДЕНИЯ
Николай Кузанский
Дж. Бруно
ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ
Ф. Бэкон
Р. Декарт
Спиноза
Лейбниц
Т. Гоббс
Дж. Локк
Беркли Дж.
Юм
Паскаль
Галилей
Ньютон
НЕМЕЦКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
Кант
Гегель
Фихте
Шеллинг
ИРРАЦИОНАЛИЗМ, ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ, ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ
Шопенгауэр
Кьеркегор
Ницше
Гуссерль
Сартр
ПОЗИТИВИЗМ
Конт
Милль
Мах
Поппер
НЕОКАНТИАНСТВО
Виндельбанд
Риккет
ПРАГМАТИЗМ
Пирс
Джемс
Дьюи
Поиск
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Античная философия

Средневековая философия

Философия возрождения

Философия нового времени

Немецкая классическая философия

Философия начала 20 в. (иррационализм, экзистенциализм, философия жизни)

Позитивизм

Неокантианство

Прагматизм

 

 

 

 


ВИНДЕЛЬБАНД Вильгельм (1848-1915)

Виндельбанднемецкий философ, глава баденской школы неокантианства. В трудах по истории философии ("История древней философии",1888; "История новой философии",1880) рассматривал философские учения прошлого с кантианских позиций. Учение Виндельбанда о разделении наук оказало значительное влияние на философию, социологию и историографию.

Виндельбанд предложил положить в основу классификации наук различие между науками не по предмету, а по методу. Вопрос состоит, утверждал Виндельбанд, не столько в уразумении предмета исторического познания и в отграничении его от предмета естественных наук, сколько в установлении логических и формально-методологических особенностей исторического познания.
Виндельбанд отказывается от деления знания на науки о природе и науки о духе.
Принципом деления должен служить "формальный характер познавательных целей наук". Одни науки отыскивают общие законы, другие - отдельные факты; одни из них - науки о законах, другие - науки о событиях. Первые учат тому, что всегда имеет место, последние - тому, что однажды было.
Первый тип мышления Виндельбанд называет "номотетическим" (законополагающим).Тип мышления, противостоящий "номотетическому" (законополагающему), Виндельбанд называет "идиографическим" (описывающим особенное).
Один и тот же предмет может служить объектом одновременно как номотетического, так и идиографического исследования. Причина такой возможности в том, что противоположность между неизменным (общим) и однажды встречающимся в известном смысле относительна. Так, наука об огранической природе в качестве систематики - наука номотетическая, но в качестве истории развития - идиографическая.
Итак, Виндельбанд устанавливает различие двух основных методов научного познания и двух направлений, типов мышления - номотетического и идиографического.
Это различие номотетического и идиографического типов мышления и определяет различие между естествознанием и историей. В случае естествознания мышление стремится перейти от установления частного к пониманию общей связи, в случае истории оно останавливается на выяснении частного, особенного.
Виндельбанд считает, что идиографический исторический метод находился долгое время в пренебрежении. По его мнению, пренебрежение всем, кроме общего и родового , есть черта греческого мышления, перешедшая от элеатов к Платону, который видел как истинное бытие, так и истинное познание только во всем общем. В новое время глашатаем этого мнения явился Шопенгауэр, который отказал истории в значении истинной науки именно на том основании, что она имеет дело только с частным и никогда не достигает общего.
Виндельбанд считает этот взгляд на идиографический метод многовековым заблуждением. В противоположность ему Виндельбанд подчеркивает, что "всякий человеческий интерес и всякая оценка, все, имеющее значение для человека, относится к единичному и однократному". Если это справедливо в отношении к индивидуальной человеческой жизни, то это "тем более применимо ко всему историческому процессу: он имеет ценность, только если он однократен".
Виндельбанд считает, что в целостное познание, образующее общую цель всех родов научной работы, должны в одинаковой мере войти оба метода: и номотетический, и идиографический.
Оба эти момента человеческого знания - номотетический и идиографический - не могут быть сведены к одному общему источнику. Никакое подведение под общие законы не может вскрыть последние основания единичного, данного во времени явления. Поэтому во всем историческом и индивидуальном, заключает Виндельбанд, для нас остается доля необъяснимого - нечто невыразимое, неопределимое.
В соответствии с этим знаменитая речь Виндельбанда об отношении истории к естествознанию завершается рассуждением о беспричинности свободы: последняя и глубочайшая сущность личности, по Виндельбанду, противится анализу посредством общих категорий, и этот неуловимый элемент "проявляется в нашем сознании как чувство беспричинности нашего существа, т.е. индивидуальной сводобы".
Выступление Виндельбанда "История и естествознание" наметило новый взгляд на историческое знание в эскизной форме.

 

 

Реклама: 

Copyright © Человек и информационное общество